16:15 

Трагедия на троих

люк я твой крестец
Название: Трагедия на троих
Автор: Kastana
Размещение: запрещено
Бета: сама себе бета.
Пейринг: Лави/Аллен/Канда
Рейтинг: R
Жанр: немного юмора
Состояние: закончен
Дисклеймер: от прав на персонажей и вселенную отказываюсь.
Предупреждение: немного матов; автор не знаком с мангой. Возможен ООС - из-за нетрадиционной наклонности фанфика.
От автора: на первое сентября - отдых для головы.
Саммари: Альтернативное развитие сюжета в момент попадания экзорцистов в ковчег.



- Прекрати орать, придурок, - зло прошипел Канда, пырнув рукой в бок товарища.
- Сам придурок, - усмехнулся в ответ Лави, переведя взгляд на Аллена, который с видом потерянного странника осматривал просторную комнату, открывшуюся их взглядам. Прищурив глаза, Волкер оценил содержание помещения: белое пианино, белый диван, такого же цвета четыре стены, на одной из которых было расположено окно, открывающее вид в белую бездну. Освещение в комнате можно было оценить никак иначе, как стопроцентное. Ни единой тени, ни намека на присутствие лампы.
- Ничего не понимаю, - наконец подвел итог своих наблюдений Аллен.
- Ты не одинок, приятель, - снова усмехнулся Лави, небрежно положив руку на плечо пепельного блондина.
- Полагаю, это очередная комната ковчега, - сказал Канда, медленно двинувшись вглубь комнаты.
Аллен шагнул следом, брезгливо смотря на пол, словно боясь наследить.
- Напрашивается другой вопрос. Почему здесь только мы трое? А Линали, а Кроули, а Чоуджи? – предложил свой вопрос, подошедший к дивану Лави.
Канда обернулся – в комнате и правда не было никого кроме них, а что еще ужаснее – двери тоже не было.
- Очередная шутка Тысячелетнего Графа, - нахмурился Аллен, робко коснувшись белоснежных клавиш пианино.
Ребята задумались, застыв подобно статуям. Лави остановился у дивана, Канда замер у окна, а Аллен с жадностью рассматривал белые клавиши инструмента, которые иногда сменялись черными. Невесомо погладив пианино, он с любопытством нажал на одну из них. Тонкая нота развеяла сгустившуюся тишину, отчего Канда и Лави вздрогнули.
- Придурок, - кинул свой комментарий Канда, отвернувшись к окну.
- Умом ты не отличаешься, - ответил Аллен, с необъяснимой неохотой убирая руку от инструмента.
- Придурок… - более нервно повторил Юу.
- …и оригинальностью тоже.
Проигнорировав испепеляющий взгляд брюнета и посмотрев на пропавшего в своих думах Лави, Аллен почувствовал неприятный осадок неизвестности. Его друг редко бывал задумчивым, но здесь и сейчас он настроен серьезно.
- Мы не можем оставаться здесь – время не стоит на месте и ковчег рушится, - выдохнул Волкер, переводя взгляд на спину Канды.
Брюнет достал свой муген, не обращая никакого внимания на удивленные взгляды своих товарищей. Активировав невинность, он со всего размаха ударил по стеклу окна. Аллен и Лави уже приготовились к громкому звуку бьющегося стекла, и с облегчением, но и вместе с тем с ужасом отметили его отсутствие.
- Не разбилось! – воскликнул Волкер, чувствуя нарастающее желание ударить по нему тоже.
- Не слепой – вижу, - огрызнулся Канда, повторив попытку.
Но стекло, подобно крепкому металлу, сдерживало удары экзорциста. Оконная рама даже не содрогнулась – наверное, они наглухо отрезаны от параллельной части ковчега.
- Отпразднуем нашу поимку? – саркастично улыбнулся Лави, с наслаждением наблюдая, как меняется лицо Канды с безразличного на «как же вы мне надоели».
- Но не сидеть же нам, сложа руки! – сказал Аллен, заметив угасающий энтузиазм друзей.
- Давайте посидим, сложа ноги, - выдохнул Лави.

Если бы им сейчас с потолка спустилась бутылка чего-нибудь алкогольного, желательно с высокими оборотами, то напарники бы, не думая, напились с горя, подумаете вы. Но так как среди пойманных экзорцистов присутствует Аллен Волкер – мальчик, переполненный надеждами, как магазины переполнены продуктами, мальчик, который не сдается, ни при каких условиях – хоть ты ему голову оторви – невинность её восстановит и пацан побежит дальше. Поэтому борьба за выживание продолжалась и продолжалась. Мальчики испробовали все, вплоть до того, чтобы искать выход под диваном или под крышкой пианино, выискивая хоть одну малейшую зацепку. Но все их попытки выбраться оказались тщетными. И вот, стрелки часов подбирались к назначенному времени разрушения ковчега, как в золотой серьге, которая располагалось на левом ухе Аллена, послышался голос маршала Кросса:
- Эх, тупоголовый ученик… - голос был весьма усталым, но насмешка была слышна в своем неизменном тоне.
Аллена как кипятком ошпарило – голос, который сейчас ему почудился, как подумал он, принадлежал самому ужасному учителю на Земле. Слышать его снова означало только одно…
- Пиздец.
Ребята переглянулись и направили свои взгляды на Волкера. Мальчик, потерявший все признаки жизни, сидел на полу около пианино и сверлил взглядом противоположную стену – ему не показалось, Мариан Кросс действительно сейчас разговаривал с ним. Он говорил что-то про пианино, и что на нем нужно играть. Говорил, что время почти закончилось и от ковчега в скором времени не останется ничего. Еще он упоминал что-то про фабрику акума, но Аллен попросил пояснить об этом позже.
- Учитель, а Линали, Кроули, Чоуджи? Они в порядке? – первым делом спросил мальчик.
- Ты слышал, что я тебе сказал? Играй на пианино! Пианино – руль ковчега, - прозвенел в голове голос, не терпящий возражений.
- Но я никогда не играл на этом инструменте!.. – воскликнул Аллен, отчего Лави и Канда немного поморщились.
- Вот поэтому должен попробовать, - усмехнулся голос маршала. – Я сейчас отправлю к тебе Тимкампи – он тебе поможет в этом творческом деле.
- Отправлю? Что значит «отправлю»? – разозлился Волкер, но утих, поняв, что Кросс уже отключился от связи.
Мальчик поднял взгляд на пребывавших в удивлении экзорцистов. С минуту смотря на их лица, переводя взгляд то на одного, то на другого, Аллен с трудом стал переваривать полученную информацию. Товарищи молчали, тупо уставившись на Волкера и ожидая от него объяснений или хотя бы краткого пересказа разговора. Наконец, приобретя наиболее разумный вид, пепельный блондин поднял вверх указательный палец:
- Пианино.
Вдруг в воздухе образовался яркий белый свет в форме овала, который буквально выплюнул золотого голема в комнату. Экзорцисты обернулись на мелкий шум и свет, в любой момент готовые к атаке.
- Тимкампи! – радостно воскликнул Аллен и Лави облегченно выдохнул – ему показалось, что обстановка приобретает более приятный оттенок.
Сгустившись плотной кучей из трех человек вокруг пианино, экзорцисты с интересом смотрели на инструмент. Еще интереснее было, по их мнению, как эта штука работает в роли руля. Тимкампи удобно устроился на пианино, и, широко раскрыв свою зубастую пасть, выявил взору парней странную запись.
Лицо Аллена приобрело странное выражение - не то удивление, не то тревога забилась в его глазах. Он видел эти знаки раньше, он…
- Ты уснул что ли? – хмыкнул Канда, посмотрев на пепельного блондина.
Аллен не ответил, мягко нажав на клавиши инструмента…
Казалось, весь воздух наполнился такой тонкой мелодией. Её звонкие и нежные звуки, как нити, тянулись так медленно и почти невесомо, щекоча невидимым пёрышком слух всех, кто находился в ковчеге…

Пять минут спустя.

- Аллен, да ты талант! – усмехнулся Лави, не знающий подвоха насчет Четырнадцатого и секрет мальчика, что тот никогда в жизни не играл на пианино.
- Хм, - прокомментировал Канда.
Аллен, улыбнувшись и почесав свой затылок, попытался связаться с учителем, что получилось не с первой попытки.
- Молодец, тупой ученик, - похвала учителя оказалась наполненная усмешкой. – Ковчег восстановился и все живы, здоровы.
- Линали и ребята тоже в порядке? – довольно спросил мальчик.
Ответом ему послужили голоса его друзей, которые радостно что-то кричали наперебой. Волкер облегченно выдохнул и не смог сдержать улыбки, посмотрев на Канду и Лави:
- Ковчег восстановлен.
- Да-а! Мы сделали это! Аллен, ты гений! – ликовал Лави, небрежно потрепав мальчика по белым волосам.
Волкер довольно улыбался, чувствуя, как упал тяжелый камень с его души – все обошлось. Линали в порядке, Кроули жив и здоров, а Чоуджи и не пострадал. Лави сейчас рядом целый и невредимый, а Канда все такой же зануда, но живой. И все радостные мысли мальчика были нагло развеяны мрачным голосом Юу:
- А дверь нам здесь ты нарисуешь?
Лави и Аллен одновременно обернулись к пианино, на поверхности которого они не обнаружили Тимкампи.
- Вот черт! – выругался младший историк.
- Учитель! – зло выплюнул Аллен в передатчик. – Ковчег восстановлен. А как нам выбраться из этой чертовой комнаты?! И почему Тимкампи тут уже нет? Куда он делся?!
- Он уже со мной, дурак, - устало ответил Кросс, отчего Аллен разозлился еще больше. – И слишком много вопросов ты задаешь.
- Ах, много вопросов! – парировал ученик.
- Аллен, у меня мало времени. Разберитесь там сами.
И связь была прервана.

Прошли уже более двадцати минут, а выход так и не был извлечен. Лави успел поссориться с блондином, советуя тому поиграть на пианино. Но Аллен как не пытался, у ничего не получалось – те знаки, что показывал голем унеслись вместе с ним же. Канда этим временем осторожно присел на диван и постарался сосредоточиться на своих мыслях, а не на воплях товарищей.
- Как же ты тогда играл? – спросил Лави, недовольный ситуацией до предела.
- Мне Тим помогал! – в тон историку ответил Волкер, тоже раздраженный до невозможности.
На том и продолжали они спорить ближайшие минут десять, пока с вымученным видом не уселись на диван рядом с Кандой и не замолкли.
Некоторое время в комнате повисела тишина, и Юу с радостью про себя отметил, что так думается гораздо легче. Однако «охи» и «ахи» со стороны его, как он считал, глупых товарищей не давали ему полностью сосредоточиться на деле.
- Да утихните уже.
- Сам заткнись, - тут же нашелся Аллен.
На этом и поговорили.
Спустя еще несколько минут полного молчания и внутреннего ликования Канды, Аллен невозмутимо спросил:
- Канда, а ты долго волосы расчесываешь?
Глаз брюнета подозрительно задергался, предвещая что-то опасное, так как взгляд темных глаз был, мягко говоря, ненавидящим. Аллен с полным интересом рассматривал лицо Канды, когда тот хотел размазать Волкера по этим белым стенам, оставляя на них темные пятна крови этого мояши.
Лави усмехнулся – а ведь правда, сколько времени уходит на укладку волос Канды? Сидевший в золотой середине Аллен ждал ответа на свой вопрос, а Лави оставался потенциальным интересующимся.
- Отвали, - выдохнул, наконец, Юу.
- А шампунь ты как…
- Отвали, сказал! – перебил Аллена парень, и устало покачал головой – с этими ненормальными детьми он с ума сойдет.
- Вот зануда, - обиженно буркнул Волкер, облокачиваясь на плечо Лави.
- Аллен, Юу не раскроет тебе тайну блеска своих волос, - вставил своё слово историк и, хотел было усмехнуться, как к его шее было подставлено блестящее лезвие мугена, протянутое и через Аллена с противоположного конца дивана.
- Еще одно слово о моих волосах, и я одним махом снесу две бошки сразу, - процедил Канда сквозь зубы.
Аллен робко и нервно улыбнулся, почти физически ощущая холод лезвия:
- Они красивые.
Лави, приготовившись к срыву Канды, успел помолиться перед своей нелепой смертью и мысленно попросить у историка старшего прощение, а Аллен с озадаченным выражением лица смотрел на легкий румянец, выступивший на щеках Канды.
Возникла неловкая пауза.
- Я жив? – приоткрыв один глаз после минутного молчания, спросил Лави.
Не услышав ответа, он открыл второй глаз и увидел еще не убранный от своего горла муген. Воспользовавшись непонятным замешательством Юу, он мягко отодвинул лезвие меча подальше от своей головы и, теперь уже облегченно вздохнув, повернулся в сторону замолкших друзей. Что один, что другой – не отводили друг от друга взгляда: Аллен - вопросительного, а Канда - смущенного. Тишина затянулась плотным узлом, и историк, чувствовавший кожей неприятный осадок, тихо кашлянул.
Двое экзорцистов мгновенно пришли в себя. Чувствуя необъяснимую неловкость, Канда как-то засуетился, а Аллен с задумчивым видом снова облокотился на Лави.
Историк умиротворенно улыбнулся, чувствуя тепло по правую сторону, исходившее от тела Волкера. Канда косился на блондина, втихаря разглядывая злосчастного друга. А Аллен, патетически заломив руки, витал на одиннадцатом небе своих мыслей.

Час спустя.

- Интересно, этот Маршал Мариан Кросс нас кинул, что ли? – страдальчески вздохнул Лави.
- По-моему, он нас кинул еще три года назад, - буркнул Аллен.
- Хм, - вставил свой многословный ответ Канда.
- Аллен, а ты всегда был таким… седым? – вдруг спросил младший историк.
- Э… - Волкер поднял настороженный взгляд на друга. – Нет.
- Состарился, - самодовольно усмехнулся Канда, получив недовольный взгляд блондина. – И правда, почему? – по тону голоса Юу, можно было легко догадаться, что тот явно насмехается.
- Слушайте, а что мы всё о волосах? – словно проснулся мальчик. – Давайте поговорим о чем-нибудь другом! – и улыбка, словно точка, подтвердила мирную настроенность Аллена.
- Например? – хмыкнул Канда, отложивший попытки рассуждать о поисках выхода из этой комнаты на потом.
- Например, о… М… - в замешательстве задумался Аллен.
- Например, о сексе! – довольно вставил свою реплику Лави и посмотрел на товарищей.
Те сидели с каменными лицами, уставившись на создателя новой темы.
- А что вы так на меня смотрите? – словно обиженно спросил историк. – Мы все здесь взрослые парни!
- Не все, - Канда предательски кивнул в сторону Аллена. – Этот еще не дорос.
- Это я-то не дорос? – взвинтился Волкер.
- Ну не я же, малявка, - Канда почувствовал себя победителем в их невидимой битве.
Лави покачал головой:
- Да оба вы – дети, - в доказательство к своей реплике он самодовольно поднял голову. – Один – несчастный девственник, второй девственник, но не настолько несчастный.
Недолго празднуя свой потрясающий взлет, Лави был тут же опущен на землю парой ударов в челюсть.
- Ловелас, - хмыкнул Аллен, смущенно потирая кулак.
- Бабник, - поддержал Аллена другой экзорцист.
- Пидорасы, - не полез за словом в карман Лави.
Аллен задумался над столь редким словом в его среде и кивнул:
- Канда точно пидорас.
- Чего? – оторопевши от такой наглости, переспросил Канда.
Лави заговорщицки захихикал, а Аллен старался не смотреть на Юу, всем своим телом ощущая холодную и злую ауру приятеля. Но молчать – это не конек Волкера, поэтому он решил продолжить добивание своей жертвы:
- А что ты так реагируешь бурно? Голубые не по душе? – усмехнулся Волкер.
- Да нет, что ты – я без ума от них, - саркастично ответил Канда.
- Вот и поговорили о сексе, - ухмыльнулся Лави.

Десять минут спустя.

- Аллен, а ты ведь девственник? – устало спросил засыпающий Лави.
- У тебя только одна тема на уме? – недовольно ответил Волкер, скосив взгляд на Канду. Тот сидел как обычно спокойно и смотрел куда-то в сторону пианино.
- Это на меня так белые стены влияют, - оправдал своё поведение младший историк, сладко зевнув.
- Спроси об этом лучше Канду, - отмахнулся Аллен.
- Канда, а Аллен девственник?

Два часа спустя.

- Черт побери, мы, наверное, никогда не выберемся отсюда! – расстроено закричал Лави, снова плюхнувшись на диван.
Аллен страдальчески вздохнул и едва слышно пролепетал:
- И умрем мы голодной смертью…
- …на белом диване, - закончил предложение историк.
Канда, посчитав лучшим вариантом – промолчать, никак не отозвался и даже не соизволил подать хоть каких-либо признаков жизни.
- Он ведь не умер, да? – тихо спросил Лави у Аллена, кивнув в сторону Канды.
Блондин пожал плечами и пихнул Юу в бок.
- Как же вы меня достали… - усталый и негромкий голос.
- И тебе доброе утро, солнышко, - голос Аллена звучал пугающе, что Канда не поленился посмотреть на него.
Волкер развалился на диване, присудив ему звание своей собственности, так как он занял места больше, чем Лави и Канда в сумме. Униформа экзорциста была расстегнута и демонстрировала окружающим неизменную красную ленту, завязанную на шее ровным бантиком, воротник белоснежной рубашки и черный жилет. Мальчик лежал расслабленным, и казалось, что вот-вот упадет в объятья сна. Но таким разбитым он был вовсе не из-за недостатка сна…
- Мне кажется, что я готов даже вас сожрать… - признался Аллен и прикрыл глаза, отчего он не увидел, какими странными взглядами окинули его экзорцисты.

Час спустя.

- Мне эти стены на психику давят! – меряя комнату шагами, Лави сжимал кулаки. – Это всё проделки Кросса, я уверен в этом!
- Только для чего ему это понадобилось… - задумчиво произнес Канда.
- Наверное, снова долги. А нас он продаст на органы – говорят они дорого стоят, - иронично подметил Волкер.
И снова повисла тишина.

Еще час спустя.

- А у меня идея! – победно произнес Лави, разбудив громким тоном Канду.
Юу с неохотой разлепил глаза и уставился на историка, который сидел на полу, по-турецки сложив ноги.
- Какого черта ты так орешь… - прошипел темноволосый экзорцист, на что Лави усмехнулся.
- Раз уж терять нам нечего, то давайте трахаться!
- Прости, что? – неестественно хрипло переспросил Аллен.
- Тра-хать-ся, - повторил историк и потянулся. – Мне жаль вас, если вы так и помрете девственниками.
Аллен звонко рассмеялся, подметив, что смешная вышла шутка, но посмотрев на Лави, понял, как сильно ошибся – его друг смотрел на него серьезно и ждал согласия. Смех, как рукой сняло. Ошарашено посмотрев на Канду и надеясь найти в нем поддержку, Волкер не поверил своим глазам: тот, поняв, что Аллен недоволен таким поворотом их пребывания в странной комнате, кивнул и подтвердил опасения Аллена:
- А давайте.
- Ребята, вы ведь шутите? – заулыбался Аллен, замахав руками.
- Аллен испугался! – засмеялся Лави и встал с пола.
Подошедши к дивану, на котором сидели Аллен и Юу, он усмехнулся – взгляд Канды был полон мести, а взгляд Аллена был с каплей истерики.
Ведь разве такое возможно?
- Малыш, подвинься-ка, - сказал Лави и бедром подвинул Аллена на середину дивана.
- Поосторожнее, - отозвался мальчик, почувствовав, что вплотную уперся в бок Канды.
- Мотылёк попался, - зло усмехнулся Канда, серьезно подумывая насолить Волкеру.
- Извращенцы, - вздохнул блондин.
Лави повернулся лицом к Аллену и осторожно принялся развязывать ленту на его шее, но руки историка были перехвачены:
- Лави, я понимаю, что шутки это хорошо и интересно, но не настолько же…
Как только Аллен произнес эти слова, он почувствовал, как кто-то кроме Лави, со спины, стал снимать с него плащ экзорциста. Канда.
Прикрыв глаза и сделав глубокий вдох, Волкер постарался сосредоточиться на выборе: кому первому дать в глаз – Канде или Лави? Но его мысли снова были прерваны – теплая рука историка мягко отстранила руки блондина от своих, и Лави продолжил развязывать красную ленточку. В этот же момент руки самого Аллена были небрежно схвачены Кандой и заведены ему за спину.
- Эй, ребят, я себя чувствую какой-то жертвой. Я итак устал, может, хватит шуток?
- Шуток? – усмехнулся Канда, прижав к себе блондина, прекрасно понимая, что это взбесит того еще больше.
- Э… - серые глаза уставились на лицо Юу, который получал нескончаемое удовольствие от одной мысли, что мояши будет наказан. Непонятно за что, и почему именно он – но это неважно, главное, что Канда чувствовал себя полным победителем и почти ощущал победу на вкус.
Тем временем, Лави уже закончил с расстегиванием жилетки блондина и приступил к верхним пуговкам тонкой рубашки.
- Я ведь и невинность могу активировать, ребят… Только вас же покалечу, - попытка остановить и образумить друзей была проигнорирована.
Аллен не мог использовать руку на своих друзьях, она – слишком опасное оружие. Но ведь угрожать-то им можно? Вдруг одумаются? Но происходящее все еще не осмысливалось блондином – ему казалось это игрой, шуткой, недоразумением.
Оголив торс Волкера, историк улыбнулся:
- Аллен, да расслабься ты. Тебя же не хоронят.
- Молчал бы что ли… - недовольно прошипел блондин, чувствуя себя странно и униженно.
Но чувство странности и униженности было заменено новыми чувствами – прохладные губы Канды обхватили мочку уха. Стая мурашек пробежалась от макушки до низа живота.
- К-канда? – удивленно спросил Аллен, не веря в реальность – он же не мог тоже приступить к действиям!
Лави довольно улыбнулся и со страстью приник к бледной шее блондина. Встретив сопротивление с его стороны – мальчик поднял плечи, заграждая проход к чувствительной коже – Лави слабо укусил плечо друга и перебрался поцелуями на его щеку.
Канда не отстранялся от уха блондина, а Лави покрывал поцелуями щеку и другое его ухо.
- Ре-ребята, - прерывисто позвал мальчик, но ему никто не ответил, напротив сильнее сжав руки за спиной.
Аллен чувствовал предательское возбуждение и всеми силами старался подавить его. Но прохладные губы Канды стали спускаться ниже к шее, а теплые руки Лави опустились на подтянутый живот парня.
- Да остановитесь же…
- Не будь занудой, - скопировав Волкера, усмехнулся Канда.
- Я не… м-м-м… - речь потеряла смысл, а разум пошатнулся – историк принялся медленно массировать пах блондина сквозь ткань штанов.
Канда посмотрел на Лави – его взгляд горел желанием и возбуждением, а на его лице была слабая и теплая улыбка. В его движениях читались решительность и серьезность… Юу окончательно смутился, услышав тихий и хриплый стон Аллена, и судорожно выдохнул, почувствовав, как белая голова резко опустилась на его плечо. Белые волосы рассыпались по лицу, а глаза мальчишки медленно закрылись.
- В-вы оба… - судорожный вдох, - оба пидорасы…
Все его комментарии и возражения игнорировались с самого начала столь завлекательного занятия, и это – не исключение. Чувствуя покалывание в области паха, Аллен понял, что хочет уже большего, чем просто массирование через ткань. Осознав своё желание, он до боли прикусил губу, отговаривая себя от подобных мыслей. Это же – его друзья! Его верные и лучшие друзья… и они делают такое с ним…
Мысленная цепочка снова была прервана. На этот раз заговорил Лави:
- Аллен, ты крут, - его голос звучал непривычно, хрипло. - Нравится?
Ответа нет.
- Вижу же, что нравится, - улыбнулся историк и запустил руку в штаны парня, обхватив уже твердый член Аллена.
Тот сдавленно зашипел, почувствовав необходимые прикосновения. Серые глаза приоткрылись, тут же встречаясь с таким непривычным взглядом темных глаз. Канда смотрел на Волкера серьезно, без тени насмешки или злости – совсем не так, как раньше. Аллен боялся пошевелиться под пристальным взглядом брюнета – слишком странно он на него смотрел.
Лави стал ритмично двигать рукой по члену парня, с удовлетворением слушая шумное прерывистое дыхание своего друга. Аллен и не успел понять, в чем дело, как прохладные губы Канды накрыли его собственные. Волкер поморщился от прикосновения чужого языка к его губам, но ничего не мог поделать с этим, кроме как объявить полную капитуляцию – он проиграл.
С особой силой облокотившись спиной о Канду, он застонал громче. Его тело сотрясла крупная дрожь, и он до крови прикусил губу.
- Вот и всё, мояши, - шепотом сказал Канда, только сейчас отстранившись от губ блондина.
Аллен разлепил глаза. Белый потолок и яркий свет после оргазма особенно сильно ударили по глазам. Лави сидел с довольным лицом напротив, а Канда почти прилип к спине Волкера.
Мысли медленно выстраивались в логическую цепочку, а к телу, не спеша, возвращались энергия и сила. Вернув возможность говорить, Аллен произнёс:
- Два пидораса, - голос хриплый и тихий, – извращенцы.
- Да-да, - отмахнулся Лави и самодовольно посмотрел на мальчика. – А еще нас посадят за изнасилование несовершеннолетнего.
- Идиот.
- Красавец.
- Заткнись.
- И не мечтай.

Пять минут спустя.

- Додумались же, - всё еще ворчал Аллен, сидя в дальнем от дивана углу и теребя красную ленточку, наспех завязанную мгновениями ранее. – Друзья называются. Придурки. Кретины.

Список качеств наших дорогих Лави и Канды Аллен продолжал и дальше, но автор решил его опустить из этого текста, посчитав, что исправлять рейтинг в шапке фанфика на NC-21 – слишком долго и нудно. Да и жаль бесценные глаза читателей, поэтому – да – словарь ругательств Аллена будет пропущен.

В комнате повисла тишина. Плотная, давящая на голову и уши. Только сейчас пришло осознание того, что они сделали только что со своим лучшим другом. Лави покачал головой – Аллен не простит.
Канда же занимался самокопанием – его не устраивали мысли, забившиеся в его голову. Аллен – это полный дурак, идиот, каких еще поискать надо, да и мелкий засранец, но… такой заводящий и
возбуждающий, горячий и пылкий.
Юу и историк сидели на разных концах белоснежного дивана. Головы обоих были заняты мыслями об Аллене – у одного сожаление, а у другого желание повторить.
Голос Аллена заставил вздрогнуть обоих:
- Я есть хочу…

Прошло полчаса.

Негативная обстановка начала медленно разряжаться. Аллен снова улыбался, Канда отворачивался к окну, а Лави неизменно шутил. Только внутри каждого творилась трагедия. Одна трагедия на троих.
- Учитель знает способ выйти отсюда, но ничего нам не говорит… - вздохнул блондин.
Лави кивнул в знак согласия:
- Я тоже так считаю.
- Своё возвращение отсюда отпразднуем бурно, а долги повесим на Кросса, - в глазах Аллена сверкнули искры ярости и мести.
Историк выдохнул:
- Это темный Аллен…

Еще минус час.

- Юу, чего молчишь?
Тишина.
- Юу? – Лави усмехнулся, из-под челки взглянув на Аллена, затем обратно переведя взгляд на брюнета. – Ты говорить-то можешь?
- Еще одно слово из твоей поганой головы, и ты больше никогда не сможешь говорить, - предупредил Канда.
- Говорить можешь, - Лави облегченно вздохнул, но поперхнулся, увидев жестокий взгляд Канды. – Молчу-молчу.
Сколько бы еще эти трое тут сидели – неизвестно нам, но известно Кроссу. Ведь эта подлость была сделана именно им – он отправил своего любимого ученика и пару его друзей в эту белую комнату. Он не сообщил им ни-че-го, оставив их со своими мыслями наедине, пуская ход их действий на самотек. С самого начала знакомства экзорцистов с ковчегом, Маршал знал, что победа уже в их руках – эта белая комната Четырнадцатого Ноя, эта потайная комната и есть их козырная карта, о которой Тысячелетний даже не догадывался. Но зачем ему понадобилось запирать Аллена, Канду и Лави в этой комнате? Безопасно – да. Но почему не с остальными? А вот это уже извращенная сторона Кросса. Наблюдательный учитель, будучи «неизвестно где» от Ордена, словно Нострадамус, предсказал сам себе занимательные действия парней в комнате. Только им об этом знать не обязательно, верно?
Сжалившись над ними, Мариан Кросс снисходительно улыбнулся: «Пора».

Аллен сидел на полу, облокотившись о пианино. Желудок прилипал к ребрам, недовольно урча и прося пищи. Серые глаза безжизненно уставились в белоснежный пол, а беловолосая голова старалась не думать и не вспоминать о гадком поступке Лави и Канды. Лави же, тем временем, что-то бормотал себе под нос, этим же раздражая Канду, а сам Канда почти с интересом осматривал потолок.
- Скучно… - вздохнул Лави. – А давайте…
- Нет, - перебил товарища Канда, пошло кашлянув.
Аллен смутился, отвернувшись от друзей. Щеки загорелись, а пальцы сжались в кулаки.
Повисла неловкая пауза, которую разрешил тихий и усмехающийся голос Кросса:
- Ну, здравствуйте, малыши.
Ребята синхронно обернулись на источник звука. Но вместо облегченных улыбок и вздохов, маршалу достались гневные взгляды…
- Ты! – крикнули они в один голос.
- Я? – с удивлением переспросил маршал и усмехнулся.
Аллен злобно посмотрел на учителя. Лави пожал плечами и потянулся, с удовлетворением слушая хруст костяшек в спине. Канда с упоением вздохнул:
– Мы возвращаемся в Орден.

Черный Орден. Столовая.

Волкер по обыкновению опустошал тарелки с едой, громко стуча ложкой по керамике. Напротив Аллена сидели Лави с Кандой, а Линали с Кроули расположились по бокам от юноши.
Обсуждая захват фабрики акума, путешествие по ковчегу и многие другие вещи, Линали вдруг спросила:
- И чем вы занимались в этой комнате столько времени?
Аллен поперхнулся, а Канда случайно пролил на стол соус. Устало зевнув, Лави, со спокойным выражением на лице, ответил:
- Делили трагедию.
- Трагедию? Делили? – удивленно переспросили Кроули с Линали.
- Да, - самодовольно ответил историк. – Трагедия на троих.
Аллен отодвинул тарелку с пончиками, явно потеряв аппетит, а Канда смутился. Младшая Ли с удивлением посмотрела на друзей.
- Лави, - позвал Аллен.
Тот с интересом и насмешкой посмотрел на блондина.
- А ведь на одного трагедии так и не хватило. Ты сказал, что разделишь её на нас двоих, но мне перепала бОльшая часть. Требую пропорционального разделения.
Теперь поперхнулся Канда, не желая даже поднимать взгляда на товарищей «трагедии», а Лави хитро заулыбался:
- Непременно поделимся.



@темы: юмор, Лави, Канда, Аллен, R

Комментарии
2010-09-19 в 21:12 

Bella Italia
Кто выкнет - урою!
у Лави один глаз. Автор, убейся. А все остальное - здорово

2010-10-12 в 18:18 

люк я твой крестец
Эль Акума да, это ошибка непростительна. Просто это первый фанфик по этому замечательному фэндому, поэтому с непривычки)
Убиваться мне еще рано.
Спасибо)

2011-02-19 в 22:44 

Один из самых любимых фанфиков!!!! Я вам неимоверно благодарен за такое чудо! Перечитал раз 10 точно!*_*

URL
2011-11-16 в 07:25 

Nathalie-Nathalie
Быть лучше, быть собой, быть свободным в желаниях и действиях.
Читала из-под стола... Давнеееенько я так не смеялась :lol2: Спасибище огромнейшее!!!
Хочу проду ))) позязя! ^_________^
*ага, и с переходом в Юллен )) что поделать - люблю эту парочку ) я их везде найду, и в этом творении тоже хД*

2012-12-07 в 19:08 

SeeU27
Тут могла быть ваша реклама
Итог: все трое пидорасы :vict:

   

D.Gray-man - фанфики

главная