18:21 

Кто выкнет - урою!
Название: Жизнь продолжается
Фендом: аниме D. Grey-man
Автор: Экзорцистег. Я же Silent Angel
E-mail: lin-chan@mail.ru
Бета: нет
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Юллен или Юу/Аллен
Жанр: ангст, POV, и, пожалуй, лирика
Предупреждение: нет.
Содержание: умер Канда. Что из этого вышло, читать ниже.
Хорошо помню ту ночь, когда твое желтое, искаженное невыносимой болью, но строго-точеное лицо на несколько секунд показалось пред моим взором из-за крышки гроба. Первый миг был ошарашен этой реалией, но потом понял, что жизнь теперь – это ненужный инвалид в коляске, не способный нормально существовать без какой-то важной, но отсутствующей части его тела. И не знал, что делать и как присутствовать на этой жалкой планетке дальше, ибо вместо ранее четко воображаемого жизненного пути темнело нечто пугающее и таинственное. Свет моего существования, властелин моей души попросту ушел, и я, некогда покорный его раб, оказался неким ненужным нечто. Именно так тогда казалось, что уже не некто, а нечто «мелкий» по имени Аллен.
…Цветок не сможет долго жить без лучей солнца. И я не понимал, зачем твоя жизнь погасла? Ведь в ней так нуждались тысячи душ, заточенных в механизмах, и один, такой несущественный, я. Предстал в сознании твой образ упрямца, готового выполнять свое жизненное предназначение, и считающего нисколечко не важным все остальное. Послышался ускоренный от страсти пульс, когда ты грубо использовал меня для собственного удовлетворения. Впервые я едва ли не плакал от боли, как ребенок, но, похоже, что это только раззадоривало теперь покойного мучителя. Правда, спустя некоторое время ты стал более нежен и ласков, но от воспоминаний об этом становилось еще тяжелей.
Поразительно, как я продолжил жить. Знал, что ты где-то рядом, пусть не вижу, не слышу и не чувствую, и стоит лишь протянуть руку в нужном направлении, и она натолкнется на крепкий стан любимого японца; нужно глубоко вздохнуть, повернув голову куда надо, и станет слышен сладостный запах его волос. Но ничего подобного не происходило, и я час от часу повторял мысленно: «Почему Канды больше нет?»
Со временем, правда, твое отсутствие стало менее ощутимым, ибо жизнь продолжалась, пусть уже в одиночестве. Я рисовал десятки портретов, словно надеялся, что какой-то из них оживет и заговорит со мною. Мизерные способности к живописи, правда, выдавали нечто, практически не отражавшее твой образ. Так странно то, что будучи способным представить тебя до мельчайших подробностей, я не мог перенести воображение на бумагу. Потом началось ожидание нашей встречи, ведь веря в Бога, соответственно, верил и в загробную жизнь. Флиртуя со смертью, я сражался с акума все отчаянней и азартней, по возможности беря на себя противников посильней. Были травмы и раны, но всякий раз жизнь не кончалась, и я, беря верх над Графом, проигрывал себе самому.
Спустя некоторое время после начала этой игры на смерть произошло то, что покончило с моими жалкими попытками суицида, пусть и неявного. В очередной битве, где я по иронии судьбы опять стал победителем, трудом акума сломались несколько ребер. Пока искатели несли неудачливого камикадзе на носилках, этот герой нового времени захлебывался собственной кровью, выкашливал ее, хрипел от невыносимой боли, ибо на крик сил не было, и так по кругу. Даже мыслить было трудно. И вдруг я, опешив, увидел самого себя сверху. Усталые глаза были закрыли наполовину, на бледной коже темнели ручейки крови. Лицо не перекосило от боли, видимо сил не хватило даже на это. И тут я понял, что никакой боли не чувствовал уже. Но не только ее! Меня покинули ощущения прохладного ночного ветерка, кой чувствовался ранее, несмотря на свою легкость.
Вдруг справа возникла необыкновенная лестница. Казалось, она была сплетена из сгустков тумана – вечного спутника Великобритании, и лучей луны, что значило физическую невозможность по ней подняться. Ступеньки насчитывались сотнями, а возможно, и тысячами, и я даже не стал пытаться их сосчитать. Там, где лестница в перспективе становилась не шире нескольких миллиметров, едва-едва золотилась некая точка. Наверно, звезда, которая чуть ближе, чем конец ступенек, подумал я. Стало почему-то так любопытно узнать, что это на самом деле, что мною были нарушены законы здравого смысла (кои, возможно, перестали существовать тогда, когда я узнал о своем предназначении относительно мира) и ноги запрыгнули на первую ступеньку. Получилось! Вот только не было ощущений никакой упругости в момент прыжка. Мною овладело предвкушение счастья. И тут же захотелось узнать, почему способность осязать покинула мое тело и взглянул на него. Собственно, тела в привычном понимании это слова, я не увидел – так, какой-то сгусток серебристой дымки, очень смазано повторивший очертания моей фигуры. Наверно, это за рисунки, сделанные некогда.
«Что за чертовщина творится?» - думал я. И тут неясно откуда возникла совершенно внеплановая мысль: «Ты умираешь, болван!» Она была холодной, высокомерной и, соответственно, совершенно не моей, как бы парадоксально это не звучало. Может, я просто услышал чужие слова? Интересно тогда, кто их сказал, ибо они казались прямым ответом на мою мысль. Первым делом я машинально посмотрел перед собой и… Мною овладела тихая, но огромная радость, коей не нужно делится не с кем, ибо от этого она наверняка станет меньше и бледнее. На расстоянии не больше полтора метра от меня стоял человек, фигура коего представляла собой нечто вроде моей собственной, но куда более яркое. Казалось, что оно было сплетено из лучей рассветного солнца золотистого и оранжевого оттенков. Но знакомое лицо прекрасного японца оставалось таким же четким, как и при его жизни. Опущены в немом недовольстве уголки губ, и полные холода глаза. Снова мы встретились!
«Канда, так ты проводишь меня туда?» - я взглянул на конец лестницы. Было уже ясно, что мы можем слышать мысли друг друга, и видимо, это одна из особенностей загробного мира.
«Нет, хочу сделать прямо противоположное, гороховый стручок. Возвращайся в свое тело, оно еще теплое, иначе вместо меня придет кто-то более серьезный и ответственный по отношению к будущим обитателям рая. Не разводи, ради бога, нюни… Понимая, что твоя легкомысленность не знает границ, скажу, что хоть кто-нибудь да просто обязан отомстить за меня Графу.»
Глаза моего собеседника презрительно сузились.
«Твоя правда, Юу, - я улыбнулся, - увидимся!»
Посмотрев на тебя под конец повнимательней (вдруг все-таки получится нарисовать), я сошел с лестницы и стал пробовать возвратится в собственное изломанное тело, если верить Канде, еще тепленькое. Встреча и разговор с ним вновь возвратили мне желание жить, потому что самая тихая просьба моего возлюбленного казалась столь же важной, как и громогласный приказ самого Бога.
«Если он хочет, то я это сделаю. Любыми усилиями» - думал я.
Первой попыткой было проникнуть через видимые отверстия тела. Не получилось… А думал о себе как о ком-то вроде джина из лампы! И я, вспомнив о Чистой силе, коснулся призрачной левой рукой физического предплечья. Снова ничего не произошло. Быть может, дело в проклятом глазе или все зависит от того, сколько точек двух тел – физического и призрачного – коснутся друг друга? Поразмыслив, я прилег на себя… И вновь почувствовал адскую боль в в боках, спине и груди, и ужасно трудно было дышать. Но я уже знал, что буду жить, ибо дальнейшем существовании появился смысл – выполнить последнюю просьбу любимого мечника.

@темы: PG-13, Аллен, Канда, ангст

Комментарии
2011-11-30 в 23:52 

Nathalie-Nathalie
Быть лучше, быть собой, быть свободным в желаниях и действиях.
так знакомо и трогательно... красиво ) и всё равно жалко... я как-то больше ХЭ люблю... *даже если неХЭ написан красиво... я оптимист до мозга костей и этого не отнять ^__^*

   

D.Gray-man - фанфики

главная